"Огонь пришел Я низвести на землю" (Лк.12:49); и: "не мир пришел Я принести, но меч" (Mф. 10:34).

 

Чадолюбивые матери, пока их новорожденные дети – в самом нежном и беспомощном младенчестве, питают своих дорогих малюток от собственных сосцов молоком, как самой простой и лег­кой пищей; а когда те подрастут и станут понимать настолько, чтобы и зубами уже перерабатывать более мягкую пищу, то первоначально матери, раздробивши твердый хлеб и обратив его в мягкую и нежную массу, наподобие мозга, кладут им готовую уже пищу в рот. Так поступают и учители церковные. Младенчествующим в деле разумения они не предлагают трудных и неудобопостижимых мыслей, но по­добно матерям, предлагая им мысленные сосцы, дают им возмож­ность питаться чистым млеком словесным. И потом уже, когда мла­денцы возрастут разумением до способности понимать более возвышенные мысли, они постепенно открывают им более таинственные стороны учения. Это делал и Павел. Тем, которые в деле веры были еще младенцами, он говорил в послании: "питал вас молоком, а не [твердою] пищею" (1 Кор.3:2). И Господь наш употребляет еще и поныне этот самый способ: распределяя евангельские Писания сообразно с состоянием слушателей, в предшествовавшие дни Он предложил нам, как младенцам, мягкую и легкую пищу словесную, а теперь, признав силу нашего разумения более окрепшей, Он знакомит нас с более высокими истинами. Что именно говорит Он (в нынешнем евангельском чтении)? "Огонь пришел Я низвести на землю" и: "не мир пришел Я принести, но меч". Младенчествующие умом думают, что Господь пришел с тем, чтобы истребить все огнем и посечь всех мечом. Но давайте, допустив на время справедливость такого младенческого понимания слов Христовых, побеседуем с самим Господом Его же собственными словами, чтобы растолковать младенцам слова Господа. "Огонь пришел Я низвести на землю". Огонь Ты пришел низвести на землю, Господи, и не мир принес Ты на землю, а меч? Грех поработил нас, смерть над нами приобрела господство, геенна огненная нам угрожает, лукавых демонов полчище на нас ополчилось, и Тебя мы ждали, как заступника, обещанного пророками, а Ты пришел с этими словами: "Огонь пришел Я низвести на землю" и: "не мир пришел Я принести, но меч"? Вера наша слаба, натиску демонов противо­стать мы не в силах, оружия веры у нас нет, шлем правды на­шей у нас похитил диавол, еще в раю сорвав его с Адама. И вот, каждый из нас, оказавшись беспомощным, к Тебе взывает о помощи: "Вступись, Господи, в тяжбу с тяжущимися со мною, побори борющихся со мною; возьми щит и латы и восстань на помощь мне; обнажи меч и прегради [путь] преследующим меня; скажи душе моей: "Я - спасение твое!" (Пс.34:1-3). А Ты, явившись на помощь нам, говоришь: "не мир пришел Я принести, но меч"? Где же моление святых о мире, к Тебе возносимое: Господи, Боже наш, мир Твой даждь нам? Ведь Ты все нам дал. Мы просили мира, молили о тишине, войны не же­лали, меч отвергли. А Ты придя говоришь: "не мир пришел Я принести, но меч". Ужасное здесь вооружилось против нас полчище демонов: всех нас разрубив обоюдоострым мечом греха, низвергло оно во ад. Потому-то мы и требуем Твоей милости; весь лик святых к Тебе вопиял, говоря: "Пастырь Израиля! внемли; водящий, как овец, Иосифа, восседающий на Херувимах, яви Себя. воздвигни силу Твою, и приди спасти нас" (Пс.79:2,3). Ты говоришь: "не мир пришел Я принести, но меч"? Где же Твое обещание, гласившее: "Я направляю к нему мир как реку, и богатство народов - как разливающийся поток для наслаждения вашего" (Ис.66:12)? Или где предсказание святых отцов, выраженное такими словами: "се приидет Господь и сокрушит брани"? Раз сокру­шена брань, мы ожидали мира и помощи, а Ты пришел и говоришь: "не мир пришел Я принести, но меч"? Ты отрядил впереди Себя пророков, предпослал патриархов, вооружил их оружием правды, чтобы они противостали нападениям диавола и, сокрушив брань, мир водворили в мире, как один из них с благодарностью говорил: "Благословен Господь, твердыня моя, научающий руки мои битве и персты мои брани: (Пс.143:1). И когда они, побежденные, показали тыл врагу, взывая к Тебе, Тебя призывая на помощь и говоря: "Господи! Приклони небеса Твои и сойди" (ст. 5), – Ты, преклонив небеса и явившись на землю, чтобы спасти и умиротворить род человеческий, говоришь: "не мир пришел Я принести, но меч"? Как же Ты ублажаешь миротворцев, что они сынами Божиими нарекутся? Почему же Ты, научающий других миротворствовать, о Себе самом говоришь: "не мир пришел Я принести, но меч"? Грехи наши вовлекли нас во вражду с Богом; посредник нам был нужен, чтобы разрешить эту вражду и даровать нам желанный мир. И отец наш Иов молил о посреднике, говоря: "Нет между нами посредника, который положил бы руку свою на обоих нас" (Иов.9:33), – а Ты, явившись в ка­честве посредника, чтобы прекратить вражду, говоришь совершенно про­тивное: "не мир пришел Я принести, но меч"? Откуда же, наконец, ждать нам мира? Да, конечно (отвечает Господь) Я пришел низвести огонь на землю, попираемую вашими ногами. Так как диавол посеял в сердцах людей греховные плевелы, то Я пришел низвести на землю огонь, попаляющий эти плевелы. Вот почему пришел Я низвести огонь на землю и хочу, раз он уже возгорелся, очистить Мою землю. Мне нужно истребить, горькие и зловредные отпрыски диавола, чтобы в чистой душе оживить влагой небесное семя. Вот почему Я пришел низвести на землю огонь. Сотворив вначале человека из земли, Я внедрил в глубине его сердца божественную искру огня, чтобы этим огнем возгревалась в нем любовь к Богу. И вот, так как эту искру Божественного огня и эту теплоту невозможно было вызвать на­ружу, чтобы получить благодатное воспламенение Святого Духа, – потому что диавол холодом нечестия умертвил души людей, – то Мне и нужно было низвести на землю огонь, чтобы, положив конец этой порожденной диаволом в душах зиме и, даровав душе мир и тишину, сделать ее вновь цветущей и плодоносной.

И вот входит Он (Господь) в его (диавола) двор, скрывая пастыря под овчей одеждой тела, не имея при Себе ни палицы, ни посоха, угрожающего за прежнее заблуждение, чтобы испуганная овца опять не убежала от своего пастуха. Входит Он в дом фарисея, не как Бог, не как Царь, не как Солнце правды, но как человек к человеку, как агнец к агнцу; разделяет его трапезу, па­сется с ним, ест вместе траву, приближается, снисходит к тому, кто уже подпал под власть греха, чтобы, разделив с ним его па­дение, вместе с Собой восставить падшего. И войдя (в дом фарисея), Он не совершил омовения по обычаю фарисейскому. Сделал же это но двум причинам: во-первых, чтобы дать овце повод говорить с пастырем, а во-вторых, чтобы разрушить иудейское об этом пред­мете учение и утвердить духовное. "Фарисей же, – говорит (евангелист), – удивился, увидев, что Он не умыл [рук]" (Лк.11:38). Удивился, не похваляя учителя, но недоумевая о совершившемся, не похваляя, но осу­ждая. Так-то, возлюбленные, создание осуждало своего Создателя и глина указывала горшечнику на его ошибку. Но говорил это фарисей, не прозирая сокровенными очами сердца вошедшего к нему Начальника ангелов, серафимов и херувимов. Конечно, если бы только он Его узрел, то припал бы к Его коленам, слезами своими омочил бы Его ноги и говорил бы: "будь милостив ко мне грешнику" (Лк.18:13)! Ты из небытия к бытию все привел, Твоим словом небеса утверждены и Духом уст Твоих вся сила их; Ты как в мешке держишь воды моря; Ты полагаешь в сокровищнице бездны; Тебя трепещет вся земля; Тобою потрясается вся вселенная: вот что мог бы сказать фарисей. Но ничего подобного не помыслив, ничего не сказав, он осудил Учителя. И вот как самарянке дал Господь повод просить у Него воды вечной тем, что сам попросил у нее воды Себе, так и фари­сея Он подобным же образом вызывает на беседу: незаметно Он начинает обращать к Себе овцу и от заблуждения руководит ее к истине. "Ныне, – говорит Он, – вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства" (Лк.11:39). То есть: вы теперь тело украшаете, а души оскверняете. Но что за приятность в том, что сосуд золотой, если содержащийся в нем напиток смертоносен? Не таковы ли блудницы? Лица их цветут красками, а души погибают. Разве, нарумянивая свое лицо пурпуровой краской, не устраивают они своими перстами подобие того огня, кото­рый им угрожает, – тогда, как следовало бы им самые сердца свои окропить кровью Иисуса и убелить Его Духом свои души, чтобы цвет души заблистал, как роза в соединении с лилией? А вместо этого они натирают свои лица, чтобы разжигать сердца юношей неистовой похотью. "Ныне вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства". Иоанн говорил: почему вы тело обмываете водою, а грехов не очищаете духом? А я решаюсь прибавить, возлюбленный, что никакой нет человеку пользы, хотя бы он и тело и дух очищал, если вместе с тем он забывает о милостыни. Как сосуд, вымытый и снаружи, и изнутри, но не наполненный питьем, не может утолить ничьей жажды, равно как и блюдо, вымытое и снаружи, и изнутри, не насытит голодного, если на него не будет положено пищи, так и человек, хотя бы был со­вершенно чист и совне, и внутри, не напитает Господа, если не напитает подобного себе раба. Поэтому-то Господь и прибавляет такое наставление: "Подавайте лучше милостыню из того, что у вас есть, тогда все будет у вас чисто" говорит Он. Ему приятны не столько многоценные приношения, сколько нелицемерные жертвы от чистого сердца. Пусть ты беден, но не кричи, что у тебя нет золота и серебра, чтобы раздавать милостыню. Давай то, что имеешь. И две лепты оправдывают: вспомни вдовицу, которая оправдалась больше тех, чьи жертвы были гораздо богаче. Бог не деньги пересчитывает, но совесть испытывает. Милостыня очищает грехи блудников и накопляет благую мзду. Милостыня убеляет души и уготовляет (вечные) наслаждения. О, милостыня, жизнь душ, водительница души, пре­краснейшее оружие! Бросьте золото – и получите Христа. Дайте серебро – и примите Духа Святого. Разбросайте медь – и вместе с нею выбро­сится яд греха. Одождите[1] милостыню – и потушите огонь. Раздайте одежды, чтобы получить исцеление во Христе Иисусе Господе нашем, Которому слава и держава в веке веков. Аминь.



[1] Пролейте дождем.

В начало Назад На главную